RSS

Реклама

У новому номері газети "Кур'єр тижня":
Вийшов у світ осінній номер журналу "Бессарабський вернісаж".


Типографский квартал: свято место пусто не бывает

Типографский квартал: свято место пусто не бывает

В Измаиле, на проспекте Суворова - очередной забор. Высокий, глухой, непроницаемый. Догадаться, конечно, нетрудно: что-то строят. Но что? Горожанам небезразлично. Как-никак исторический центр с ионической колоннадой типографского фасада. Архитектурный памятник хоть и местного значения, но памятник! Без него городской колорит поблекнет, туристы заскучают. У нас ведь притязания на статус "столицы Бессарабии", её туристической Мекки. Как же не интересоваться и не волноваться?

Дефицит информации рождает домыслы. По городу прошёл слух, будто в процессе разборки зданий где-то что-то просело, накренилось, завалилось, колонны покрылись трещинами и готовы рухнуть, поэтому, чтобы народ не нервничал, срочно было возведено трёхметровое ограждение из металлопрофиля. Что теперь за этим ограждением делается - не разглядеть. Интригующая тайна.
За пределами наших "палестин" до таких ситуаций дело не доходит. Профессор кафедры журналистики, читавший нам лекцию о транспарентности (прозрачности) в западных общественных отношениях, рассказывал, что американцы тоже обносят свои стройки забором. Но для любопытных граждан обязательно сверлят глазки-отверстия. Потому что заборы без глазков привыкшие к уважению люди разметут в клочья почище пронёсшегося торнадо.
Мы, к сожалению, не американцы с их правами и чувством собственного достоинства. Однако кое-какая практика информирования есть и у нас, в Измаиле в том числе. Только сегодня она то ли забыта, то ли игнорируется.
Помните, у въезда на территорию стройплощадок раньше устанавливали стенды? Там изображался архитектурный эскиз будущего объекта, сообщалось о его назначении, сроках строительства, заказчике и подрядчике, указывались фамилии ответственных лиц. Это было проявлением уважительного отношения к жителям города. Да и журналистов на стройках всегда встречали благосклонно: чем подробнее репортаж в газете - тем выше общественная значимость возводимого объекта, тем  похвальнее инициатива застройщика.
Ныне времена другие. Радушие и открытость куда-то подевались. Руководитель строительной фирмы, благожелательный и словоохотливый молодой человек, обещавший при знакомстве поделиться с редакцией всем, что её интересовало, в оговорённый день визита  на стройку  от встречи уклонился, сославшись на неготовность купившего типографские помещения предпринимателя обнародовать ход работ на участке. "Но, - сообщил обнадёживающе, - он  ждёт вашего звонка" . И продиктовал номер.
Пришлось созвониться.
Я услышал ходульные аргументы для случаев, когда контактов с прессой избегают либо по недомыслию, либо из опасения проговориться о чём-то "лишнем" и не вполне законном. И всё это под предлогом якобы готовящегося для города  "сюрприза". Не был забыт и "менталитет" обывателей, которые "найдут, к чему придраться", и опорочат так необходимое Измаилу будущее сооружение. Не задав ни единого вопроса, ничего ещё не зная о   характере и целях публикации, собеседник дал ряд наставлений, как и о чём написать, а перед выходом публикации в свет пожелал ещё и ознакомиться с текстом.
Журналисты к советам извне прислушиваются. Но не до такой степени, чтобы возрождать цензуру. Я решил обойтись той информацией, которой располагал, - для общей картины её было достаточно.
Итак, за забором типографского квартала строятся два объекта. Первый располагается  за фасадом с колоннадой.
Колонны пока стоят. Их обещают сберечь, то есть расчистить, укрепить и оштукатурить. Цоколь под ними будет соответствующим образом декорирован. Фасадные окна останутся, но их конфигурация изменена эллиптическими навершиями и обрамлена наличниками. Рамы решено выполнить в мелкой расстекловке, в духе старины. Вообще, этот фасад, за исключением колонн, столько раз перестраивался (там когда-то были ещё и двери для входа в лавки), что говорить сегодня об аутентичной реконструкции бессмысленно. Поэтому ремонт ведётся с целью  создания условного "исторического" облика. Ради этого с крыши будет снят и вульгарный шифер, который заменят красной керамической черепицей.
Располагавшиеся во дворе цехи после демонтажа оборудования снесены. Станки отправлены на хранение в склады "Жилсервиса" и должны пройти экспертизу на предмет  дальнейшего использования либо утилизации. На обнажившейся территории уже заложен железобетонный фундамент большого прямоугольного здания с торчащей арматурой будущего каркаса. Предположительно здесь планируется торговый центр.
 К комплексу типографских зданий примыкала редакция "Собеседника Измаила". Она куплена другим предпринимателем и тоже беспощадно снесена; правда, оставлен большой румынский сводчатый подвал, на котором помещение стояло. Подвал новому хозяину пригодится. Журналисты из своего бюджета за счёт средств, которые могли  быть потрачены на премии, облагородили романтическое "подземелье", устроили в нём камин, облицованный гранитом "Россо Сантьяго", и получили в результате актовый зал. В конечном счёте, всё влилось в "коммунальную собственность", тогда как нам досталась дырка от бублика. Проглотили. С властью соперничать трудно.
Теперь за редакционным забором поднялся из земли ещё один бетонный прямоугольник. На публикуемом эскизе можно увидеть объект, который на этом фундаменте будет стоять. На мой взгляд, это не более, чем уездный ампир, напоминающий расположенный по соседству Центр занятости. Жаль нашего оригинального стильного особнячка. Его бы грамотно отреставрировать, восстановить декор - получился бы не новодел, а исторический памятник. Но сделкой с новым хозяином эти условия не оговаривались, поэтому он вправе поступать,  как заблагорассудится. Что и было сделано.
Свято  место пусто не бывает, говорят в народе. "Свято место" в данном случае - намёк на лакомый, выгодный, удобный участок в центре города, ради которого можно не пожалеть и стоящих на нём построек. Но для людей, работавших здесь десятилетиями, а то и всю трудовую жизнь, ликвидация предприятия - не пустой звук. К сожалению, организаторам купли-продажи не пришла в голову простая  мысль хотя бы пригласить бывших сотрудников  попрощаться с родными стенами, сказать несколько тёплых слов в адрес тех, кто работал на благо города. К тому же, по иронии судьбы, председателем ликвидационной комиссии был назначен не кто иной, как директор упраздняемого предприятия, - более иезуитского, издевательского решения не придумать.
Измаильская типография начала работать в 1944 году, сразу после освобождения города. Многие десятилетия она была лидером в регионе по производству печатной продукции. Газеты, плакаты, всевозможные этикетки, ярлыки, бухгалтерские книги, бланки, удостоверения, канцелярские товары, переплётные работы, - всё делалось коллективом, который в лучшие свои годы насчитывал от 80 до 90 сотрудников. Работали  сплочённо, болели за предприятие и гордились им. Осваивали новые технологии, переходя от ручного набора к линотипному, а затем и к компьютерному. Дружно отдыхали, отмечали вместе праздники, дни рождения, ездили за пределы Измаила на экскурсии.
Надо заметить, что, будучи городским коммунальным предприятием, типография практически никаких финансовых вливаний за всю свою историю не получала. А когда оборудование устарело и износилось, когда понадобилось техническое перевооружение ключевых технологических операций, денег не нашлось. Под самый Новый, 2021 год, руководство типографии было поставлено перед фактом ликвидации. Да так спешно, что 12 её последних сотрудников не рассчитаны до сего дня.
Благодаря Интернету заграничные "аборигены" типографии, ныне живущие в Америке, Германии, Израиле (где только нет измаильчан!) ,  с сожалением восприняли этот финал. А мы? Прошлого не возродить, но выказать ему своё  уважение и признательность - наш нравственный долг. Самый, пожалуй, приемлемый способ сделать это  - поимённо назвать почивших и здравствующих сотрудников, оставивших свой общепризнанный след в истории предприятия.
Почтим память печатников Нусимовича и Звеняцкого, они были у истоков. Воздадим должное многолетним трудам покойного директора типографии Эдуарда Александровича Шаргородского. Трепетно, с большой душевной теплотой отзываются ветераны и молодое поколение полиграфистов о старшем технологе Ниле Васильевне Семёновой - всегда уравновешенной, очень доброжелательной, деликатно умевшей гасить разногласия и объединять людей.
Свой вклад в развитие предприятия внесли главный инженер Станислав Захарович Лившиц, начальники цехов: наборного - Марк Яковлевич Левит, переплётного - Пётр Афанасьевич Иванов, печатного - Виктор Николаевич Сазыкин. А также переплётчики - кавалер  Ордена Славы фронтовик Георгий Антонович Степаненко с супругой Анной Константиновной и братом Алексеем Антоновичем, их коллега Николай Пантелеймонович Корейша.
В типографии процветала семейственность в самом хорошем смысле слова. Кроме троих Степаненко,  её представляли рабочие династии Ивановых, Тодоровых, Туриц.
"Клан Ивановых", как шутили типографские, состоял из Петра Афанасьевича, его жены печатницы Марии Кузьминичны, их близкой родственницы Акулины Матвеевны Ивановой, впоследствии возглавившей типографию, её мужа - механика Петра Фёдоровича, дочерей Светланы Малыгиной (линотипистки, вынесшей на своих плечах компьютеризацию производства), и бухгалтера Натальи Сарлачан, а также внучки Ярославы.
Борис Михайлович Тодоров работал цинкографом, изготавливал клише для фотографий. По его стопам пошёл сын Михаил, линотиписткой стала дочь Вера, переплётчицей - внучка Наталья.
Семью Туриц возглавлял Дмитрий Демьянович. В типографии - с 1944 года, резчик бумаги. Сыновья Михаил и Андрей - высококвалифицированные  печатники газетной бригады. Надежда Никифоровна, супруга Михаила -  тоже печатница, печатником стал сын Игорь. Супруга брата Андрея, Тамара Ивановна, и невестка Наталья пополнили отряд переплётчиц.
Нельзя не вспомнить  добрым словом замечательных метранпажей, верставших газеты, - Ивана Павловича Русева, Ивана Ильича Калаянова, сменившего их Виктора Донцова.
Результатом типографской "семейственности" были передававшийся от родителей к детям профессиональный опыт и чувство коллективной ответственности за дела предприятия. Спасибо всем этим людям, в том числе их неназванным сослуживцам, - всех перечислить невозможно.
Рядом с полиграфистами, буквально через стенку, работали журналисты. Под одной крышей размещались редакции  газет "Собеседник Измаила", "Придунайские вести" и корректорская пароходской газеты "Дунаец". Много хорошего было в этих стенах - одном из очагов интеллектуальной, культурной жизни  города, чья летопись заняла объёмистые тома газетных подшивок. Скажем им спасибо: скончавшемуся у дочери в Москве фронтовику, бывшему редактору "Советского Измаила" Ивану Фокичу Хиренко, журналистам Лидии Ивановне Яценко, Луизе Георгиевне Мазур, Людмиле Петровне Музловой, Виктору Васильевичу Чернецу, корректорам А.И.Лобановой, И.И.Царук, сотрудницам украинского дубляжа Э.К.Сташевской и Л.П.Недельчук. А также их здравствующим коллегам, журналистам Марине Либизовой в США, Наталье Лозовой в Австрии, Галине Богомоловой, фотокору В.В.Димовой , ответственному секретарю З.А.Языниной   (Москва), заведующей отделом писем "СИ" А.Н.Шаповаловой, корректору А.П.Пипе, переводчице Е.С.Балеме, "главному компьютерщику" и по совместительству редактору "СИ" Руслану Оленкевичу, бухгалтеру А.П.Скрипаковой, бессменной машинистке, оператору компьютерного набора М.М.Лукашук.
В Подмосковье коротает свои пенсионные дни бывший редактор "Придунайки" Василий Иванович Храмцов, а в Измаиле - его коллеги Василий Гаврилович Топчий и Ольга Юрьевна Денисова, корректор З.И.Кулинская. Им тоже дороги воспоминания о газетной работе. Оставили по себе добрую память ответственный секретарь Ю.Ф.Лазаренко, фотокорреспондент П.П.Ангелов, заведующие отделами П.П.Палейчук, Л.Б.Майлер.
А в корректорской "Дунайца" больше не звучат голоса читавших газетные полосы Валентины Васильевны Евсеевой, Александры Илларионовны Савиной, да и самого "Дунайца" в его печатном  виде не стало. Бывшим редакторам Светлане Гончаренко (Израиль) и Людмиле Пигаревой, отдавшим газете немало сил, остаётся лишь сожалеть об этих утратах.
...Здание по Семинарской (прежняя Ватутина) со сквозным проходом на территорию типографии ещё стоит, ещё висят на запертых кабинетах таблички "Директор", "Технолог", "Бухгалтерия". Но входная дверь с улицы  уже закрыта, и в  коридор можно попасть только со двора, - там дверной проём распахнут, потому что в коридоре живут ласточки.
Просто поразительно! Их гнёзда, слепленные под самым потолком по обеим сторонам  дверного косяка, находятся на высоте поднятой руки, - указательным пальцем можно потрогать травинки и пух в летке. Но птицы никого не боятся. Стремительно влетают, вылетают, кормят птенцов, порхают и щебечут, трепеща красно-бурым оперением горлышек.
Этим гнёздам лет двадцать, если не больше. Как птицы облюбовали проход, в котором целый день снуют люди и хлопают двери - загадка. Но каждую весну, поколение за поколением, они сюда возвращаются.
Нынешние весна и лето - последние для птичьего семейства. Строители природу пощадили: пока молодняк не встанет на крыло, решили контору не сносить. Но следующей весной ласточки своих гнёзд уже не найдут, как не найдёт своего разорённого гнезда и рабочий люд бывшей Измаильской городской типографии.
 
Николай КРИВЦОВ,
редактор "СИ" в  1985-2007 гг. 
     

16.07.2021    

Предупреждаем: использование публикаций ИД «Курьер» в сообществах соцсетей и СМИ без указания автора и названия издания ЗАПРЕЩЕНО!


Поделиться новостью

Следите за новостями в информационных пабликах "Курьера недели": Телеграм-канал Фейсбук группа


*Оставить комментарии могут зарегистрированные пользователи Фейсбук.

-->
Наверх