RSS

Реклама

В новом номере газеты "Курьер недели": Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!
Вышел в свет весенний номер журнала "Бессарабский вернисаж".






Рейтинг новостей

История     Просмотров: 1203

Бесславный конец Измаильской крепости

Бесславный конец Измаильской крепости

Одной из бесспорных достопримечательностей Измаила по праву могла быть Измаильская крепость, с которой на протяжении нескольких столетий у мирового сообщества ассоциировался наш город. Однако, увы, история распорядилась иначе…

О том, как прославленное фортификационное сооружение появилось на свет и о том, как модернизировалось на протяжении своей истории написано немало. В этой публикации автор постарается рассказать о другом – о том, почему и как Измаильская крепость существовать перестала.
Для начала – небольшая историческая справка. В результате Восточной (Крымской войны) 1853-1856 гг. Российская империя оказалась проигравшей стороной. В соответствии с Парижским мирным договором Россия утрачивала земли южной Бессарабии и среди прочего была обязана разрушить свои дунайские крепости Измаил и Килию.
Здесь хотелось бы углубиться в описание того, чего, собственно, двуглавый орёл на практике должен был лишиться. Вопреки мифам об Измаильской крепости как о мощном крепостном замке, одетом в каменные одежды, действительность была несколько иной.
Поскольку последняя масштабная реконструкция крепости перед суворовским штурмом производилась в 1770-1780-х гг., необходимость в строительстве массивных каменных стен и башен на тот момент уже отпала. Существовавшая в те годы осадная артиллерия сделала бы их не просто бесполезными, но и опасными для самих обороняющихся.
А теперь – несколько слов о фортификационных сооружениях твердыни на Дунае к середине XIX в. Крепостной вал растянулся на шесть километров и достигал в высоту 6-8 метров, его ширина на сохранившихся фрагментах и сегодня составляет 30-50 метров. На валу были построены преимущественно земляные пятиугольные бастионы. Кирпич в основном использовался для создания подпорной стены (толщиной 1-1,2 метра), камень же применялся для облицовки вала. На его вершине во многих местах был установлен деревянный частокол. Крепость опоясывалась широким рвом (20-30 метров), глубина которого на сохранившихся участках ныне составляет 9-11 м. К 1790 г., времени знаменитого суворовского штурма, от основания рва до вершины вала на некоторых участках было до 20 м.
Да, после присоединения Бессарабии к России в 1812 г., новой властью был предпринят целый ряд мер по укреплению дунайской твердыни. Тем не менее, они носили локальный характер. О том, что собой представляла Измаильская крепость к Крымской войне, можно прочитать у известного военного историка Андрея Зайончковского в его обширном труде «Восточная война. 1853-1856». Вот фрагмент из этой работы: «Она (крепость – И.О.) состояла из 11 бастионных и 2 тенальных фронтов с каменными эскарпами и контр-эскарпами и сухими рвами. Мнения всех генералов и офицеров, осматривавших крепость в 1854 году, сводились к тому, что она требовала производства многих исправлений и улучшений. Блиндированных помещений было недостаточно, некоторые верки имели слишком слабую профиль, эскарпы были плохи и ненадежны и нуждались в укреплении их во рву палисадами… Из наиболее возвышенной части образована цитадель, отделенная от крепости тремя тенальными фронтами.
В цитадели находились: оборонительные казармы, долженствовавшие образовать внутреннюю ограду, что в 1854 году еще не было окончено. Крепость приводилась в военное положение в 1853 году и усиливалась в 1854 году полевыми укреплениями на острове Чатале и по берегу Дуная. В 1854 году в ней находилось: 137 жилых и 76 нежилых казематов, 51 каменное и 14 деревянных строений, в которых имелось помещений на 5000 чел.».
В ходе практически не прекращающихся строительных работ Измаильская крепость превратилась в одно из самых мощных и современных фортификационных сооружений всей Российской империи, которое было почти полностью завершено.
И вот, после подписания Парижского мирного трактата от 18 марта 1856 г., знаменовавшего поражение Российской империи и торжество её противников по Крымской войне, Измаильская крепость была практически стёрта с лица земли. Причиной этого были опасения победителей, что это фортификационное сооружение вследствие крайне выгодного геополитического расположения может вновь оказаться в руках России.
А теперь о том, как согласно условиям Парижского мирного договора 1856 г. Измаильскую крепость разрушали. К слову сказать, в имперских источниках середины XIX в. подробности этого процесса практически не освещались - подобные детали никак не вписывались в миф о «могучей и непобедимой» России.
Тем не менее, благодаря современному украинскому учёному Игорю Сапожникову кое-какие детали всплывают в его публикации «Конец эпохи крепостей в Северо-Западном Причерноморье».
Из воспоминаний писателя-историка и дипломата Александра Рачинского, который с 25 июня 1855 г. по 7 мая 1856 г., будучи прапорщиком дружины № 29 Смоленского ополчения, служил в гарнизоне крепости Измаил: «Императорский штандарт был спущен с флагштока Измаильской крепости 13 апреля 1856 г. Первый взрыв на
4 бастионе произвели 21 апреля». Он также описал взрывы трёх бастионов 6 мая того же года и 13 мая, который был такой силы, что в городе зазвонил соборный колокол.
А вот воспоминания ещё одного современника - безымянного офицера 5-го пехотного корпуса, приведённые в источнике под общим названием «За много лет. Воспоминания неизвестного (1854–1856 гг.)». Они были опубликованы в ежемесячном историческом журнале «Русская старина» за 1894 г. Приведу лишь фрагмент из этих воспоминаний: «В Измаиле мы застали несколько полков, присланных сюда с той же целью, как и мы – разрушить крепости Измаил и Килия. Оборонительные казармы взрывали порохом, а на валах работали тысячи солдат и разоряли земляные укрепления, засыпая им рвы. Вскоре вся крепость, ещё так недавно довольно сильная, представляла одни развалины. Работы окончились, и к осени войска выступили из Измаила, – остался только один наш полк и пробыл здесь осень и зиму 1856–1857 годов».
Источники донесли до нас и факты демонтажа в крепости османских надписей, выполненных на мраморных плитах. В частности, А. Рачинский указал, что 14 апреля 1856 г. с крепостных ворот были сняты «мраморные доски с турецкими надписями и розами. Такая же доска [со] стихами из корана, остававшаяся доселе над дверьми крепостного собора, замазана и место забелено». По его словам, ранее одна из упомянутых досок находилась над Килийскими воротами.
На самом деле таких досок в Измаильской крепости было четыре: над Хотинскими, Цареградскими, Килийскими и Бендерскими воротами. После демонтажа плиты с надписями были доставлены в Одессу, в музей императорского Общества истории и древностей. В годы советской власти раритеты хранились в фондах Одесского археологического музея, откуда в 1944 г. были вывезены отступающими румынскими войсками. После этого о них ничего не было известно около 70 лет.
Заслуга в обнаружении плит принадлежит одесскому учёному Андрею Красножону. Совершенно случайно зимой 2014 г. он увидел три одинаковые закладные мраморные плиты с тугрой османского султана в фондах Музея истории Молдовы румынского города Яссы. Здесь они хранились без паспортов, без истории появления в музее и без шифров. Сотрудники музея сами ничего не знали об истории их появления.
В ясском музее хранятся три плиты из четырёх, которые хорошо известны специалистам по дореволюционной публикации и российкому архивному рисунку 1819 г. Плиты имеют размеры 121х92х11 см. На всех плитах – один и тот же текст об окончании очередной модернизации Измаильской крепости в 1794-1795 гг. Вот содержание надписи, уточнённое Андреем Красножоном: «Творение (представителя дома?) Мухаммада Рашида, управляющего строительством крепости Измаил. Год 1209». Тут следует уточнить, что 1209 год по хиждре приходится на период с августа 1794 г. до июля 1795 г.
По словам Андрея Красножона, в настоящее время ведутся переговоры об изготовлении точных копий этих плит и последующей их передачи в Измаил.
А вот описание остатков твердыни, сделанное в 1912 г. измаильским краеведом Петром Коломойцовым в его историческом очерке «Бывшая крепость Измаил и ея памятники».
Автор, в частности, упоминает о развалинах «грозной крепости», раскинувшихся на площади 34 десятин (37,06 га). «Крепостные валы местами уцелели до настоящего времени, и с высоты их открывается прелестный вид на живописный нынешний город Измаил-Тучков, извилины реки Дуная и на противоположный румынский берег с его зелёными камышами и кудрявыми вербами» - пишет краевед. По его словам, название «Килийские ворота» ко времени написания очерка было присвоено «проходу неуклюжей формы по сторонам, к которому ведёт шоссейная дорога». По утверждению Коломойцова, более уцелели остатки Хотинских ворот. Среди прочих напоминаниях о крепости автор называет «кирпичную мечеть» и многочисленные турецкие пушки. Причём, часть из них к началу ХХ в. была установлена в порту для причаливания судов, часть пошла на отливку установленных в городе фонарных столбов, а некоторые были поставлены для украшения зданий Измаильской городской управы, таможни и штаба пограничной стражи. Много пушек на тот момент лежало в беспорядке на площади напротив городской больницы.
За прошедшие годы немало свидетельств существования Измаильской крепости были попросту растащены местными жителями в собственных строительных целях. Правда, определённые следы разрушения бастионов и эскарпов в виде крупных блоков кирпичной кладки, упавших в ров в результате мощных взрывов, до сих пор видны, особенно в западной части бывшей крепости, к северу от Хотинских ворот. А то, что сложно сейчас разглядеть с земли, довольно хорошо видно на фотоснимках, сделанных с воздуха.

Игорь ОГНЕВ

На фото:

*Гравюра С. Шифляра «Штурм Измаила 11(22) декабря 1790 года». Выполнена по акварельному рисунку известного художника-баталиста М. Иванова. В основу рисунка легли натурные зарисовки, сделанные художником во время боя
*Фрагменты фундаментов разрушенной крепости сверху легко различимы и сегодня

28.02.2020    



Комментарии




CAPTCHA Image
Наверх