RSS

Реклама

Вийшов новий номер газети "Кур`єр тижня", тисни по малюнку:
Вийшов у світ зимовий номер журналу "Бессарабський вернісаж".

Історія     

Монастырь Святого Ферапонта

Монастырь Святого Ферапонта

«О Высочайшем Его Императорского Величества повелении построить церковь на берегу реки Дунай близ Сатунова (Сатул-Ноу), на том месте, где Его Величество (Николай I) изволил находиться при переправе войск» стало известно Измаильскому градоначальнику генерал-лейтенанту С.А. Тучкову в конце марта 1831 года. Подробности были изложены в письме за подписью Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора графа М.С. Воронцова.

По преданию жителей Бессарабии причиной построения церкви послужил такой случай. Во время войны с турками в 1828 году, когда 27 мая (в день памяти святого Ферапонта) русские войска под градом неприятельских пуль переправлялись через Дунай, вблизи императора Николая I и его свиты упало неприятельское ядро, не причинив никому вреда. Снаряд не взорвался. Государь император, видимо, признавая столь явное знамение небесной защиты своей жизни и всевышнее покровительство святого мученика Ферапонта над собой и воинством, решил построить на этом месте церковь. 
Эта красивая легенда упоминается даже в архиве фонда Святейшего Синода. Однако обратимся к официальным документам, сохранившимся до наших дней, и расскажем всё по порядку. Вскоре Инженерный департамент Военного Министерства возложил постройку церкви на командира Дунайского инженерного округа инженера генерал-майора А.А. Лехнера (1785–1869) с тем, чтобы здание церкви было сооружено в течение трёх лет. Строителем церкви был назначен инженер штабс-капитан Чеснок 1-й(так звучит фамилия по документам). Храм начали возводить в пяти верстах от местечка Сатунова (ныне - село Новосельское Ренийского района) - при начале плотины, посреди низменного пространства, покрытого «большей частью камышами и в некоторых местах водою». Расходы на его сооружение были отнесены «на собственное иждивение государя императора Николая I».
Под престолом храма следовало заложить бронзовую памятную доску с надписями, медалями и монетами, присланными для этого из Инженерного департамента. По этому поводу в рапорте инженер Чеснок сообщал С.А. Тучкову, что командир инженерного округа предписал ему: «для заложения этой доски, медалей и монет изготовить из крепкого камня самого твёрдого свойства параллелепипед, в котором должно быть высечено место для помещения самой доски и особо выдолбленные гнёзда для медалей и монет». Найти такого мастера Чесноку не удавалось до тех пор, пока житель города Тучкова еврей Хаим Серебренник не взялся за эту работу, выпросив у заказчика 100 рублей. Изложив подробно суть дела, Чеснок просил Тучкова снабдить его соответствующим предписанием.
Кроме этого, в архиве Измаила сохранились рапорты на имя градоначальника С.А. Тучкова о сроках строительства храма, о возникших проблемах и именах мастеров нашего края. Так, в рапорте от 5 декабря 1835 года читаем, что сделанный для церкви крест позолотил червонным золотом через огонь измаильский житель — золотых дел мастер болгарин Михайло Демьянов за 425 рублей, с употреблением своего золота и материалов. А изготовление и доставку двух колоколов (в 41 и 75 пудов), а также окончание всей постройки храма осуществил купец Богомолов.
22 октября 1834 года инженером Чесноком была составлена сдаточная опись церкви Святого Ферапонта, построенной в память перехода русских войск через Дунай. В кратком описании значилось: «Церковь длиною и шириною 10-и саженей (21,3 м). Высотою от цоколя до крыши фонаря десяти сажень и десяти вершков (21,7 м). Фундамент и цоколь оной церкви из бутового камня. Стены, своды и арки — из кирпича, а карнизы — из штучного пиленого камня на извести. Железная крыша крашеная масляными красками. На крыше фонаря — крест и шар позолочены, первый червонным золотом, а второй — сусальным золотом. Вся церковь оштукатурена и украшена где следовало лепною работою».
Через несколько дней военный министр граф А.И. Чернышёв (1786 – 1857) писал С.А. Тучкову, что церковь Святого Ферапонта будет сдана Измаильскому градоначальству «без утвари и прочих принадлежностей богослужения, так как приготовление оных возложено на Кабинет Его Императорского Величества от коего вещи сии будут высланы к Вашему превосходительству». 
Как видно из объёмного дела «О постройке церкви на берегу Дуная в память переправы русской армии в русско-турецкой войне 1828-1829 гг.», незавершённых дел оставалось много. При храме Святого Ферапонта в апреле 1835 года ещё не было священника и причетников, помещения для жительства, кроме как для малого военного караула. Поэтому изготовленные церковную утварь и вещи для богослужения препроводили сначала к коменданту Измаильской крепости, чтобы он до построения при храме Святого Ферапонта домов отдал их под сохранение в крепостную церковь, при которой имелся военный караул. 
В реестре, составленном 17 апреля 1835 года, перечислена вся серебряная утварь, подробно описаны два Евангелия в малиновом бархатном переплёте с чеканными золочёными евангелистами, две ризницы из зелёной материи с золотыми крестами, чаша для водоосвящения, блюдо для освящения хлебов, три подсвечника и прочие предметы для богослужения. Однако даже с учётом изготовленной церковной утвари для повседневной службы не хватало многих вещей.
Следует отметить, что общими усилиями, возникшие проблемы вокруг выстроенного храма Святого Ферапонта всё же постепенно решались. Священником этой церкви был определён студент, оканчивающий курс семинарских наук Николай Данилевский, дьяком - Иван Лисевич из Преображенской церкви Болграда и пономарём — Андрей Климентьев из Вознесенской церкви Григориополя. Но чтобы до рукоположения Данилевского церковь не оставалась без священнослужителя, временно был назначен приходской священник из Сатунова Иоан Шумлянский. Священнослужители, назначенные в эту церковь, вступили в должности только в 1835 году: пономарь — с 24 января и дьячок — с 30 апреля. Однако жалованье им ещё не было назначено и не отведена земля, поэтому они нуждались в содержании себя.
По высочайшей государя императора воле при храме Святого Ферапонта были определены несколько инвалидов для прислуги, а при карауле назначены из внутренней стражи унтер-офицер и шестеро рядовых. Эти нижние чины также нуждались в самом необходимом, в том числе в доставке продовольствия из измаильского магазина. В таком случае по Открытому листу измаильского градоначальника Тучкова за его личной подписью и печатью выделялась на несколько месяцев одноконная подвода для доставки провианта без прогонов.


Раиса ШИШКИНА, 
исследователь истории Придунавья

22.07.2013    

Увага! Використання публікацій ВД «Кур'єр» у спільнотах соцмереж та ЗМІ без зазначення автора и назви видання ЗАБОРОНЕНО!


Поділитися новиною

Слідкуйте за новинами у інформаційних пабліках "Курьера недели": Телеграм-канал Фейсбук группа


*Залишити коментарі можуть зареєстровані користувачі Facebook.

aspa77 2013-07-25 11:32:17

«О постройке церкви на берегу Дуная в память переправы русской армии в русско-турецкой войне 1828-1829 гг.»
Замечательный памятник! С большим интересом прочитала историю его создания, ждем продолжения.

aspa77 2013-07-25 11:32:43

«О постройке церкви на берегу Дуная в память переправы русской армии в русско-турецкой войне 1828-1829 гг.»
Замечательный памятник! С большим интересом прочитала историю его создания, ждем продолжения.

Влад 2016-07-18 14:27:19

Есть еще такая легенда-история создания монастыря : Когда император прибыл к переправе,он позвал смотрителя с мыса Дария(ниже по Дунаю,близ Репиды) и спросил - твой род живет тут с времен когда здесь почитали Понта,скажи,почему здесь нет моста?



На что тот ответил - это земля богов,а не мостов,каждый кто с войском пересекал здесь Дунай,по исходу оставлял храм,а мосты сжигал.Твой Бог и тебе подаст знак.



 



 

-->
Угору